Главная новость: Сайт Цивилизация открылся!
Шрифт:   




 


Новые публикации:
Рекомендуем изучить:
Это интересно:
Интересно знать:

Слово "цивилизация" происходит от латинского прилагательного civilis — "гражданский государственный". Приблизительно его можно перевести как "огражданивание", "возведение до уровня гражданина". Термин означает также и "восхождение к городской культуре", ведь civilis связано со словом civitas - "город", "город-государство". Именно в этом смысле понималось слово "цивилизация" в XVI-XVIII вв. Тогда западные мыслители обозначали им уровень культуры, соответствующий европейской городской образованности.

Интересно знать:

Цивилизация противопоставлялась невежеству, дикости. До сих пор в обиходе это значение слова сохраняется. "Цивилизация, цивилизованность" понимается как синоним "культурности". Когда говорят "цивилизованный человек" часто подразумевают "культурный", "образованный".

 

С Днем Победы

Атомная осень 1954 года


Тема: Интересно знать


Обновлено: 7.09.2010 - 02:53

В 1954 году в советских газетах было опубликовано коротенькое сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогли советским учёным и инженерам успешно решать задачи по защите от атомного нападения». В те годы советским гражданам больше ничего не было сказано об этих «научно-исследовательских испытаниях», которые состоялись в одном из густонаселенных районов России.

Взрыв атомной бомбы

Взрыв атомной бомбы.

Ничего страшного!

Генерал армии Г.К. Жуков (на первом плане) и маршал С.К. ТимошенкоПервые осторожные публикации о том, что в 1954 году в Приволжском военном округе был произведен наземный ядерный взрыв, в открытой печати впервые появились в самом конце 80-х годов. Только тогда общественность узнала, что руководителем этих атомных учений был маршал Г.К. Жуков, а непосредственно в момент испытаний на полигоне присутствовали Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, тогдашний министр обороны СССР Н.А. Булганин и руководитель советской атомной программы академик И.В. Курчатов.

Официальная картина тех событий, представленная МО СССР, ныне выглядит так: ранним утром 14 сентября 1954 года бомбардировщик Ту-4, имевший на борту атомную бомбу и сопровождаемый истребителями прикрытия, вылетел в район Тоцкого артиллерийского полигона с военного аэродрома под Сталинградом. В 9 часов 33 минуты того же дня с этого самолета с высоты 8 тысяч метров на заранее отмеченную точку полигона был сброшен атомный заряд, который через 45 секунд взорвался на высоте 350 метров от поверхности земли. При этом в зоне взрыва, на различных расстояниях от предполагаемого эпицентра, находилась заранее размещенная военная техника: 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров и танков, 6000 тягачей и автомашин, 320 самолетов. Кроме того, на огороженных участках располагалось свыше 2000 подопытных животных. Ещё несколько десятков овец, баранов и коз разместили внутри танков, бронетранспортеров и автомашин.

Объявленная мощность бомбы - 40 килотонн, хотя независимые эксперты считают эту цифру сильно заниженной и оценивают силу её взрыва не менее чем в 100 килотонн (примерно в 8 раз больше мощности бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму). В начале 90-х, при рассекречивании материалов учений, Министерство обороны СССР сообщило, что в учениях на Тоцком полигоне 1954 года участвовали в общей сложности всего лишь 44 тысячи военнослужащих. Однако независимым экспертам более реальным представляется число от 150 до 300 тысяч человек.

Лишь в середине 90-х годов впервые было официально признано, что уже утром 14 сентября 1954 года крупные соединения советских войск двинулись на тот участок полигона, который подвергся действию поражающих факторов (в том числе радиационного излучения). Буквально через час-полтора после атомной вспышки через эпицентр или в непосредственной близости от него прошли пешком или проехали на боевой технике десятки тысяч людей. При этом военное руководство, чтобы не сеять среди подчиненных панику, всячески уверяло солдат и офицеров, что зона ядерного взрыва никакой опасности для их жизни и здоровья не представляет. Говорили примерно так: «Пройти через эпицентр? Ничего страшного! Доза радиации - примерно такая же, как два раза в год в поликлинику на рентген сходить».

Полигон превратился в пустыню

К настоящему времени независимыми экспертами собрано достаточно много свидетельств бывших военнослужащих, которые оказались непосредственными очевидцами или даже участниками тех памятных учений. Вот что, например, рассказал житель Самары, генерал-майор в отставке А.И. Михайлов, который в 1954 году имел звание капитана и занимал должность начальника полей Тоцкого артиллерийского полигона (запись 90-х годов):

«Эпицентром взрыва была определена точка у подножия горы Тоцкая (примерно 200 метров над уровнем моря), где находился заброшенный колодец. Мишень выложили в форме креста белой светоотражающей тканью, а по краям ещё засыпали слоем известки. Этот крест летчикам хорошо был виден с воздуха. В момент взрыва я находился на командном пункте в районе горы Медвежья, в девяти километрах от эпицентра. Здесь же присутствовали и высокопоставленные руководители из Москвы. Когда самолёт и истребители сопровождения появились над полигоном, было около половины десятого утра, а в 9 часов 32 минуты на командный пункт передали: «Взрыв ожидается через 45 секунд». Я не стал уходить в бункер, а встал в окопе и натянул на глаза козырек фуражки. Через него я увидел розовато-бледную вспышку, озарившую небо, а в лицо ударил сильный жар. А когда я вышел наверх, то увидел страшную картину разрушений, причиненных взрывом. Перед началом учений вокруг командного пункта расстилалась ковыльная степь, щебетали птицы, а в нескольких сотнях метров от нас зеленел дубовый лес. Но после взрыва все это разом исчезло: птичек спалило заживо, лес словно бы испарился на корню - от него остались лишь обугленные щепочки. А окружавшая нас степь превратилась в настоящую пустыню: вся растительность начисто выгорела, и вокруг до самого горизонта простиралась лишь выжженная, голая, кое-где дымящаяся земля.

Движение танков к эпицентру взрываДаже в нескольких километрах от эпицентра вся расставленная боевая техника была до неузнаваемости исковеркана. Я видел стволы артиллерийских орудий, закрученные в виде спирали, наполовину расплавленные фюзеляжи самолетов, обгоревшие и расплющенные бронетранспортеры, перевернутые танки с оторванными башнями. Практически все подопытные животные погибли, и лишь некоторые из них, которые в момент взрыва находились довольно далеко от эпицентра, остались живыми, хотя и были сильно обожжены и даже обуглены. Мне навсегда запомнилась опаленная атомным огнём лошадь, у которой из глаз текли крупные слезы. Но самой поразительной находкой стал перевернутый и оплавленный танк, который находился всего в двухстах метрах от эпицентра. Внутри него обнаружили ещё живого барана, который, правда, сильно обгорел и потерял слух».

Подавляющее большинство из десятков (возможно, даже сотен) тысяч человек, участвовавших в учениях 1954 года, по сей день не могут добиться никаких льгот или дополнительной пенсии, которые положены, например, чернобыльцам или жителям зоны Семипалатинского ядерного полигона. Министерство обороны РФ, как правило, не выдаёт им документы, подтверждающие их присутствие в то время на полигоне под Тоцком.

«Сгорела почти вся деревня...»

До сих пор мало что известно о «невоенном» ущербе, нанесённом стране той атомной авантюрой советского правительства. Вряд ли он поддаётся полному и окончательному учёту хотя бы в денежном выражении. Впрочем, последствия учений на Тоцком полигоне можно попытаться оценить хотя бы в первом приближении.

План учений и проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения в радиусе 50 километров от места взрываПодсчитано, что непосредственно в зоне радиационного заражения той осенью оказалось около 15 тысяч квадратных километров территории, на которой в 1954 году проживало 5-6 миллионов человек. Сюда входят 15 западных районов Оренбургской и 12 районов Самарской области. Кстати, именно через указанные территории протекает река Самара, крупнейший волжский приток этого региона. По сей день талые и дождевые воды приносят в её русло радиоактивные осадки со всего бассейна, которые затем уносятся вниз по течению. Неудивительно, что на востоке Самарской области, в Борском районе ныне самый высокий процент легочных, аллергических и онкологических заболеваний среди населения.

Непосредственно в момент взрыва были уничтожены три окрестные деревеньки - Орловка, Елшанка и Маховка, находившиеся в 5-7 километрах от эпицентра. При этом на месте первых двух остались лишь обугленные головешки, а вот в Маховке, где до 14 сентября насчитывался 161 дом, уцелело около 20 дворов. Затем это село отстроилось почти до прежних размеров. Восстановлена и Елшанка, которую, правда, перенесли на новое место, за 3-4 километра от прежнего, и ныне она существует под названием Елшанка-2. А вот жители бывшей Орловки так и не вернулись на пепелище, и сейчас села с таким названием в районе полигона больше не существует.

Вот рассказ Р.В. Леоновой, жительницы села Маховка (запись середины 90-х годов):

«Нас вывезли в Ивановку. Сказали - на день-два, самое большее - на четыре. Взяли с собой постель, один стол и стулья, чтобы было где сидеть. Остальное в погребе оставили - нам не говорили, что сгорим. Да ещё скотину взяли, кроме кур и кошек. Вечером в тот же день муж поехал в Маховку смотреть. Никакого оцепления не было, мужа военные подвезли в деревню. Вернулся он как-то сразу весь постаревший. Оказалось, сгорел не только наш дом, но и почти вся деревня. Несгоревших осталось только десятка два домов, но всё равно жить в них было невозможно: где крышу.снесло, где стены вывернуты, или ещё что-то порушено. Тогда нас всех в поселок Каганович перевезли, там военные нам дома поставили, а про печки забыли. Так всю зиму в одежде и валенках спали. Получили мы и компенсацию за имущество - 300 рублей. А на следующую весну в Маховку переехало несколько семей, стали заново строиться, сажать огороды. Тогда, в пятидесятые, на огородах всё очень хорошо росло, а о радиоактивном заражении овощей мы тогда ничего не слышали».

Вспоминает В.А. Трунов, житель села Пронькино, что находилось в 15 километрах от эпицентра (запись 90-х годов):

«На следующий год после взрыва в лесах выросла очень крупная земляника. Мы её ели, потому что нам сказали, что радиоактивность на местности - в пределах допустимого. А.до этого, осенью и зимой, из района поражения вывозили дрова для школы - дубы поваленные. Местные жители также их вывозили из леса с разрешения военного лесничества. Разрабатывали этот лесоповал лет пять, потому что там в лесу сплошные залежи были. А я помню, что эти дрова в печи горели каким-то странным голубым огнем. Говорят, фон здесь сейчас нормальный».

Ныне независимыми экспертами собрано немало свидетельств о том, что многие жители прилегающих к полигону деревень, не будучи предупрежденными об испытаниях, тем утром выходили непосредственно в зону поражения для различных сельскохозяйственных работ. Тут были и пастухи с коровами, и крестьяне, занятые покосами, и просто зеваки, не понимавшие, чем им грозит такое любопытство. В итоге, по данным экспертов, не менее 20 человек из числа гражданского населения были сожжены заживо атомным огнем, и официально они были занесены в списки пропавших без вести.

Согласно официальным исследованиям, ныне радиационная обстановка в районе эпицентра ядерного взрыва полувековой давности соответствует фоновым значениям. Однако при этом никто и никогда специально не изучал, как менялся уровень радиации в указанном районе в течение минувших десятилетий и как сказалось радиоактивное заражение местности на здоровье жителей окрестных сел, большинство из которых после атомного кошмара 1954 года так и не стали никуда уезжать с насиженных мест.

«Не дай Бог ещё раз увидеть такую красоту»

Если у военнослужащих, побывавших в зоне ядерного взрыва под Тоцком, после рассекречивания есть некоторые шансы на получение справок по поводу льгот из Министерства обороны РФ, то 5-6 миллионов гражданских лиц, не по своей воле попавших в зону радиоактивного поражения, оказались лишены и этой возможности.

«В 1954 году мне было 30 лет, - вспоминает жительница Самары Ираида Викторовна Залавина, активист общественной организации, объединяющей пострадавших от Тоцкого ядерного взрыва. - Мой муж командовал взводом отдельного саперного батальона. За несколько часов до взрыва семьи военных на колхозных полуторках вывезли в Сорочинск, за 30 километров от эпицентра.

В момент взрыва я с сыном стояла на улице, покупала ему арбуз. Вдруг горизонт осветило. По всему небу разлилось яркое бело-розовое сияние, на несколько секунд затмившее солнце. Это был страшный, неземной свет. Сын закричал: «Ой, мама, как красиво!». Я же ему в ответ: «Не дай Бог тебе, сынок, ещё когда-нибудь в жизни увидеть такую красоту». Схватила ребенка и побежала в дом. Успела его посадить спиной к стене, и тут до нас дошла ударная волна. Все окна в доме вылетели вместе с рамами, всю комнату усеяло битым стеклом, и многих людей поранило. Соседке стеклом порезало лицо, она стала кричать. Да не только она - кругом стоял сплошной бабий и детский вопль. Я подумала: «Что же сейчас происходит в зоне взрыва, если такое произошло за 30 километров от эпицентра?»

Муж Ираиды Залавиной, Александр, принял участие в маневрах сразу же после ядерного взрыва. Его саперный взвод создавал проходы в земляных заграждениях, необходимых для выдвижения в сторону эпицентра передовых соединений войск. Тысячи солдат в течение многих часов дышали радиоактивной пылью, поднятой в воздух чудовищной силой взрыва. Затем в течение 10-15 лет подавляющее большинство из них ушли из жизни в молодом возрасте, но с целым букетом болезней. Секретным совместным приказом Министерств обороны и здравоохранения врачам категорически запрещалось ставить диагнозы, из которых можно было бы усмотреть хотя бы малейший намёк на действие поражающих факторов ядерного оружия.

Александр Залавин умер в 1971 году от рака. А Ираида Залавина, хотя и является очевидцем испытаний атомной бомбы и страдает целой группой заболеваний внутренних органов, не получила никаких прибавок к своей небольшой пенсии. Её сын Валерий, которому в 1954 году было 11 лет, ныне преподаёт в одном из вузов и тоже имеет множество болезней, в том числе онкологические.

Кстати, ещё в 1999 году совместным решением Минобороны и Минатома РФ было объявлено, что никаких экологических или медицинских проблем, связанных с последствиями испытания ядерного оружия под Тоцком в 1954 году, более не существует. Однако люди, пережившие атомный кошмар и ещё не ушедшие из жизни, по-прежнему требуют, чтобы о них вспомнили и в законодательном порядке признали жертвами радиационного облучения.

Валерий ЕРОФЕЕВ
"Тайны XX века"



 Просмотров: 3543

 ← Воевода Влад по прозвищу Дракула Сокровища Дорака